nokasya (nokasya) wrote,
nokasya
nokasya

Бабушка моя

В ту войну у меня выжили все. Вот так удивительно получилось. Удивительно, потому что в Беларуси погиб каждый 4-й по советским данным, и уже сейчас выясняется, что каждый третий! Вдумайтесь: каждый третий!!! Ни одной полной семьи. А у нас на всех родственников ( а их не менее 50-ти было) погиб только бабушкин брат, которого она сама видела в жизни всего 1 раз (семья у бабушки была большая, она 8-я и последняя, младшая), брат был старше ее на 20 с хвостиком лет. Деды воевали: один как ушел на финскую сначала, потом прошел всю нашу, а потом его еще забросили на восток. Вернулся он в 46-м. Второй дед был в Москве в штабе партизанского движения. Кем был? Не знаю((( Я не застала его, бабушка - его жена, ушла тоже, когда я была еще маленькая. Кстати, бабушка Маша тоже там работала - в штабе, просто на какой-то совсем не военной должности.
А рассказать я хочу про бабушку Олю, в честь которой меня и назвали. Я знала ее почти всю жизнь, она ушла в 89 лет, в 2005 году. Я сначала не хотела писать об этом, но nastennnnnnnka мне сказала, что это обязательно надо сделать, что потом я могу забыть детали, а это останется. Такое забывать нельзя.

Я расскажу почти все, что помню, что бабушка рассказывала мне частями. Я не выложу ее фото, потому что они все в Минске, а здесь у меня только память.
Бабушка родилась в 1916 году в местечке Яновичи под Витебском. Она была 8-м ребенком в семье, последним. Отца своего она никогда не видела, потому что в том же 1916 году он погиб на Первой мировой войне, так и не узнав, что у него родилась еще одна дочь. Прадед был из обычных белорусских крестьян - Михаил Шалехо, а вот прабабушка была из мелкопоместной обедневшей шляхты, звали ее красиво - Милэда Алексеевна Вишневская. Прабабушка умерла через 2,5 года после рождения бабушки. Вот с такого возраста бабушка осталась сиротой. Ее передавали старшие сестры друг другу, и до 5 лет она жила в том местечке, работала - пасла гусей, потом смотрела за маленькими детьми в какой-то еврейской семье за еду. В 5 лет старшая сестра Маруся забрала ее в Витебск. Про 10 лет в Витебске я почти ничего не знаю, но знаю такой факт: чтобы устроиться на работу в трамвайный парк бабушка "потеряла документы", а когда восстанавливала их, добавила себе 3 года. Иначе не брали на работу, слишком маленькая была. Так до конца жизни у нее в паспорте стоял год рождения 1913. (я подумала, сейчас многие себе все уменьшают возраст, все молодятся, а тогда меняли по необходимости совсем другого свойства). Бабушка малюсенькая была всегда - 1,52, кроха совсем, сначала работала кондуктором в трамвае, а потом выучилась на вагоновожатую. Там же в депо выучилась на рабфаковских курсах писать и читать, пусть малограмотно, но все-таки.
Однажды, когда бабуля уже была вагоновожатой, что-то случилось и на остановке ее кондукторша выскочила из трамвая и куда-то убежала, бабушка пошла ее искать, а в это время прошел патруль и оказалось, что машина брошена. Ее чуть не уволили, больше всех ругал на собрании ... мой дед. Ян Прокша (дед был чистокровный поляк) был старше и уже тогда был комсомольцем. Они очень разругались тогда на собрании и почти год не общались. А потом... потом бабушку направили по комсомольской путевке строить Комсомольск-на-Амуре. У нее же не было семьи, детей, т.е. ее ничего не держало как бы, никаких причин не ехать не было. Деда тоже направили туда же. И вот перед отъездом он ей сказал примерно следующее: "Оля, там будут каторжники и сосланные, им все равно, кто ты и как, ты просто свеженькая девушка. Опасно тебе без защиты быть там одной. Я предлагаю тебе выйти за меня замуж, тогда никто не полезет к тебе. А потом можем и развестись, когда вернемся". Бабушка подумала, с сестрой посоветовалась и согласилась. А за время пути в поездах (примерно месяц они ехали до Комсомольска-на-Амуре), семья стала настоящей))))
Первое время жили в землянках, ели 1 сырую (обязательно сырую от цинги) картофелину и банку крабов (паек такой был). С тех пор при виде крабов бабуля морщилась, чем вызывала у нас почти шок - это ж деликатес! Там родился и умер первый ребенок, второго - дядю Эдика она поехала рожать в Витебск. Потом туда же вернулся дедушка - к семье отпустили. Родился, прожил 3 года и умер еще один ребенок, а потом...деда забрали на Финскую, и вскоре пришла война.
В Беларусь война пришла сразу, их уже на второй или третий день бомбили. Бабушка с маленьким дядей пряталась в бомбоубежище, когда туда попала бомба, погибли почти все - выжила она, дядя и маленький мальчик, с которым играл дядя. Они просто оказались под балкой, которая сломавшись пополам, накрыла их как треугольником. Вот из-под этого треугольника их и достали. Дядя после этого год не говорил от шока. Потом была эвакуация, по дороге бабушка еще поработала в каком-то госпитале месяца два, а дальше ее с сыном отправили на оборонный завод в городе Невьянске (это на Урале). Бабушку поселили к одной семье (по ее рассказам - очень суровой и негостеприимной), а работала она на оборонном заводе на приемке снарядов. Т.е. к ней приходили партии снарядов и она отвечала за контроль качества. Каждую какую-то партию (10-ю или 20-ю, не буду врать, не помню) проверяли в полевых условиях на количество взорвавшихся. Однажды невзорвавшихся снарядов было больше, чем положено по норме, и бабушку посадили в карцер. Завод был старинным, еще Демидовским. Карцер находился в башне, окошко в которой было высоко-высоко, внизу была вода примерно по колено, сесть было не на что. Раз в день открывали дверь и выдавали паек. ДВЕ НЕДЕЛИ она так провела, ДВЕ НЕДЕЛИ!!! После этого карцера она на всю жизнь осталась с больными почками и бронхами. Но больше всего она боялась за сына - он же остался один без продуктового пайка, который был ей положен. И не зря боялась, семья, в которой они жили, даже не думала кормить мальчика, он выкапывал какие-то овощи по огородам, был несколько раз пойман, после чего просто голодал. Я не могу ничего сказать про тех людей, это бабушкины воспоминания, но не покормить маленького ребенка?
Потом была победа, долгое ожидание деда, был еще один ребенок, который не выжил, а в 50-м году родилась моя мама.
Какие бы ни были, но послевоенные годы все же были лучше, чем у многих - они жили в одном из немногих неразрушенных домов в Минске, пусть и в одной комнатушке, но все живые! Потом дедушка занял должность начальника автопарка, квартиру им отдали целиком, даже телевизор в семье появился одним из первых. Дед умер рано - рана в челюсть в результате переросла в рак.
А бабушка, бабушка, не смотря на все болячки войны, на тяжелую жизнь того поколения жила долго. Она вырастила детей, нянчила внуков (мы с ней вообще жили вместе с моего 8-го класса, когда родители уехали в Сургут), она застала правнуков (с моим сыном бабуля ходила гулять в парк частенько). Она до последнего была на ногах и в здравом уме как говорят. Весной 2005 года бабушка перелопатила всю дачу, подготавливая ее к сезону, в мае ей занемоглось. Я приехала в июне в отпуск.
Она как будто ждала попрощаться. И ушла тихо-тихо во сне.
Вот что для меня война, вот что для меня моя бабушка - Прокша Ольга Михайловна.

Tags: моя семья, память
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Отчаливаю

    В общем, в ближайшее время меня не будет тут, улетаю завтра утром и вернусь потом... когда точно - еще не решила: то ли 13-го, то ли 20-го)) Будем…

  • Страсти по "Матильде" или разрекламированный пшик

    Ну что, поддалась я на всеобщую истерию по фильму "Матильда" и вопреки брызжущей слюной Поклонкой пошла на него. ВОт скажу я вам, медвежью…

  • Крестики и нолики

    Как-то очень быстро проскочил октябрь. Хотя нет, еще осталось пару дней. Это та самая пара дней, которая поставит точку в отчетном периоде и позволит…

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments